Киевлянка Хорошунова в дневнике 1942 года. год: Консерватории все чаще дает концерты и этим завоевал себе право на жизнь

1942 города на улице Институтской. В центре остов дома Гинзбурга, на месте которого сейчас расположены гостиница «Украина»

Фото: Київ 1939-1945, фотоальбом. Издательство «Кий» 2005

1 июня 1942 года, понедельник

Эти три дня мы в ужасном состоянии. В субботу на радио дал правильный, сообщение об очередной победе немцев под Харьковом. Битва, которая длилась с 11 мая якобы немцев окончился полным разгромом и уничтожением трех советских армий. При этом немцы взяли 240 тысяч пленных, 1290 танков, 500 плюс самолеты и какое-то огромное количество другого вооружения. Мы считаем, что эти сообщения сильно преувеличены, и все же мы все эти дни болит голова. И все плачут все время.

И ужасное впечатление производит немецкая кампания. Теперь это происходит с немцами. Уже выпустить могут только немцы – начальник биржи и его заместитель. Если еще две недели назад было достаточно, чтобы прийти в выводы комиссии поликлиники к инспектору район правительства, то теперь он не имеет права освободить даже с немецкими удостоверениями. Инспектор отправляет на фондовой бирже г-н Крюгеру.

Консерватории упорно борется за свое существование. Все чаще и чаще он дает концерты, и его завоевал себе право на жизнь. Борьба за существование в настоящее время очень трудно, и каждый изощряется там как могут.

1949. Разрушенное здание Киевской консерватории имени Петра Чайковского. Он начал восстанавливаться только в 1950-х годах. Фото: retroua.com

Один из способов борьбы с – в сады. В воскресенье все общественные места тянутся люди с лопатами, граблями и самодельные тележки. Кто копает, которым пашут, но все поля вокруг Киева покрыты отчет, что роются в земле. Кто стал посевную картофель, кто купил, кто еще не имеют его вообще. Но в садах тяжело обрабатывается, и только никто не знает, удастся их сохранить.

Мы с Нюсей получил участок консерваторской земли между Сырцом и Дехтярями. Есть большой кусок земли разделить между организациями. Пока наши музыканты собрались разделить на участки, кто-то запахал почти сорок гектаров сто сорок. До вскопали весь остальной земле, обнаружили, что кто-то отхватил семь гектаров. И вопрос не для кого, сам виноват, что поздно собрались.

Мы вскопали свои семь с половиной сотых в Троицу. Мы очень помогли, живет ли Люси. Без него мы копали бы еще два дня. Вчера был помещен в два с половиной пуда картофеля. И бураки, бобы, посеянные в Троицу, уже начали всходить.

Пойти у нас в саду два часа. По дороге туда, наверное, километров девять-десять. Прямой путь до первого Святошинского моста, взорванного перед отъездом нашим. Мы идем среди массы людей. Во всех направлениях мчатся немецкие большие автомобили, мотоциклы, велосипеды. Все столбы, все время немецкие наклейки. Немцев много будет всего по шоссе. И еще больше киевлян плетется по обочинам дороги из города и в город. Они навьючены мешки или запряжены в тележку. Какие только изобретения не в «обозе Гитлера»!

Если свернешь от моста в сторону Сырой, сразу же, как приглушается желание. Пахнет земля. Поют соловьи. Кричат лягушки, тихо вокруг. Лишь изредка где-то далеко стреляют. Все зеленый, светло вокруг. Еще на прошлой неделе цвели сады. Деревья были белые, как будто облитые краской. Только ветер обил этот цвет, и я не знаю, достиг ли появляться завязи. И хотя очень трудно добраться пешком с ношей или коляску до сада, что у нас сейчас, это праздник. И если только не было бы так трудно снова окунаться в нашей страшной реальностью, когда вы вернетесь вы домой.

Предыдущий дневник – 29. mail.

Автора о личности мемуаров оккупация Киева – Ирины Хорошуновой, и о том, как сложилась его жизнь после войны, а также о судьбе собственного дневника читать запросы на издание «ГОРДОН».

Редакция благодарит Институт иудаики за оказанные материалов.

Идею редакция благодарит историка и журналиста, сотрудника Украинского института национальной памяти Александр Зинченко.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.