«Войска изменили атмосферу»

Фото: megapir.info

— Сегодня наша Ассоциация выполняет Государственный заказ Министерства обороны, чтобы навести порядок на территории и здания, оборудования, медицинского корпуса Центрального военного клинического госпиталя. Вишневского, — сказал Александр Шохин. — Сейчас действительно очень красиво сделаны площадки перед зданиями, ряд больниц. И эта работа будет продолжаться. Все это позволит достичь в нашу Ассоциацию, точнее, свое строительное подразделение.

В то же время мы постарались вместе с главным Министерством культуры Минобороны Антон Губанков, главный военный медик Александр Фисун, чтобы воплотить в бронзе идею форума в больнице поставили памятник фронтовой медсестре. Он недавно был торжественно открыт в присутствии главы военного ведомства. На гранях постамента 3 в рельеф, отражающий Крымской войны, Первой мировой войны и Великой Отечественной войны. В середине каждого из бас — сестра милосердия в помощи раненым.

Здесь, в больнице, мы поделились создана наша Ассоциация общественная награда за выдающийся вклад в военную медицину». Она присуждается военных врачей и врачей для индивидуальной работы в лечении и реабилитации больных и раненых солдат, ветеранов и большой вклад в организацию медицинского обеспечения войск.

— Но откуда у тебя деньги на такую благотворительность? Мы узнали, что ветераны сами организации, как правило, должны помочь.

— Отвыкайте. Для нас, конечно, не проблема. С самого начала, в 90-х, наша организация была задумана как коммерческое предприятие, которое будет сочетать очное военнослужащих, чтобы помочь им выжить в условиях дикого капитализма, который тогда процветал в нашей стране. В течение нескольких лет, мы научились делать деньги создали экономическую базу, выработать механизмы для получения прибыли… и сегодня в структуре нашей Ассоциации, насчитывается более 60 различных коммерческих и некоммерческих организаций и фондов, чья основная задача-помощь военнослужащих уволенных в запас, для того, чтобы адаптироваться к новой, гражданской жизни.

— Есть региональные структуры, которые позже Директивы, требовать отчеты, собирать свои взносы в общий котел?

— Нет. В регионах, которые у нас есть около 300 отделений, которые, в свою очередь, тесно сотрудничает с мэрами, губернаторами, главами органов местного самоуправления, а также командиры воинских частей, в военных округах и на флотах. Мы, в свою очередь, тоже очень тесном сотрудничестве со своими активами в регионах. Но не каких-либо указаний, но в основном экономическими методами. Нет платы как таковой, мы не имеем ничего общего с теми, кто не собирает. У нас есть Совет директоров и одним из основателей, их акций, их долю в бизнесе. Они должны, при необходимости, распределить деньги на разные благотворительные мероприятия.

За последний период, чтобы помочь ветеранам, семьям военнослужащих, погибших в «горячих точках», а также отставных офицеров мы направили несколько десятков миллионов рублей. И сегодня, несмотря на непростую ситуацию в экономике, средства на эти цели не будет сокращать его.

— Честно говоря, немного необычно слышать о своей организации, которая является коммерческой. Мы все привыкли воспринимать его как крупнейшей общественной организации ветеранов вооруженных сил. Вас в качестве своего лидера, которые вы можете встречать на заседании Общественной палаты, Общественного совета при Министерстве обороны, где социальные аудиторы представители в основном государственными органами.

Сегодня существует множество организаций на всех уровнях позиционируют себя как общественные, так и объясните, что вы готовы помогать ветеранам, и работа с молодежью и Патриотическое воспитание. На самом деле, на самом деле они просто трясли деньги из различных коммерческих и государственных учреждений за их содержание. И хорошо жить. Иногда, в отпуск, убедитесь, что отчет с небольшой партии, приглашенные ветераны. Они очень эффектно смотрятся с медалями, но простите за грубое сравнение, как молчат как рыбы.

Мы считаем, что последнее, что нужно попросить кого-нибудь, пока ты способен сделать многое самостоятельно. Да, конечно, ветеранские организации необходимой помощи от государства. И они его предоставят. Но это может очень хорошо быть взаимной. Такая практика в мире.

Например, общественное объединение «американская армия», которая включает более 100 тысяч человек — ветераны силовых структур, каждый год из бюджета страны перечислено около 25 миллионов долларов, но не как благотворительность. Тот факт, что ветераны вместе с представителями военных ведомств для организации различных мероприятий. Участвует, например, в совместной выставке оборонной продукции, военной техники, обмундирования, медицинского оборудования… ветеранов «армия США» не скрывают, что открыто лоббирует интересы Пентагона и оборонной промышленности. Для этой работы, которая, кстати, очень хорошо для этого они передали хороший бюджет. Что случилось с ним? Почему общественные и коммерческие интересы не в состоянии помешать нам?

— Наверное, можно. Пересекаются. Вы, например, 10 лет является постоянным членом Общественного совета при Министерстве обороны, так сказать, человек первый звонок. Сколько министров обороны, когда вы изменились… но как изменился за это время работы Совета?

Да. Особенно в последние годы. А также то, что он изменил армию. Можно вспомнить что военная служба по контракту была длинная очередь — пора объявлять конкурс?

А я не говорю, что у нас в армии нет проблем. Но сегодня люди в погонах чувствуют себя совершенно иначе, чем всего несколько лет назад. И не только потому, что они получают больше денег, или условия работы были сейчас более комфортно, чем в прошлом. Войска изменили атмосферу — когда военные почувствуют уважение, внимание, необходимости свою страну. Поэтому у них возрастает чувство ответственности за работу, которую они были назначены.

Во многом эти изменения могут зависеть от команды, которая пришла в Министерство обороны вместе с Сергеем, чтобы прибыть. Я бы сказал, что он покинул команду разрушителей, пришедший в команду создателей.

— Помните, экс-министр обороны Анатолий Сердюков часто появлялся на заседаниях Генерального совета. И как сейчас? Также варитесь в собственном соку или почувствовать внимание военного руководства? Или, может быть, это большое внимание: шаг вправо, шаг влево-побег попытки караются смертной казнью?

Министр впереди игры уважительно относится не только ребенка, но и члены общественных организаций. Несмотря на свою занятость, так как он почти всегда лично присутствовал на каждом заседании Совета, ведет его, он знает лично всех членов группы. Если кто-то поднял вопрос, то один из его депутатов, он говорит ей разобраться и доложить.

Он может часами и рассказывает о перспективах развития армии и флота, новых поставок военной техники. Всегда активно поддерживает наши инициативы.

Например, по инициативе Мегера воссозданы распущена, когда язык и культура Северного Кавказа самодельные бомбы во Владикавказе, снова играет важную роль в воспитании патриотов России в этом регионе.

Но работа Совета-это не только заседания. Я лично регулярно посещаю Совета на Министерство обороны, в том числе с участием Верховного Главнокомандующего, посещая различные военные мероприятия и учения в различных районах. Представители Генерального совета армии сегодня практически нет закрытых тем и блоки.

— То есть вы хотите сказать, что с руководством Министерства обороны, теперь у вас есть полное понимание? А что про общественный контроль? Вам не кажется, что абсолютное единство между контроллером и чек не всегда поможет делу?

— Я согласен с вами. Только после того, как все представители общественных организаций, которые входят в Общественный совет Министерства обороны, с военной, ни поддержки, чтобы получить какую-то прибыль, у вас нет зарплаты, что они никто в Министерстве обороны не платит… так что нам всем есть что терять, которая выражает иногда неприятную правду, что руководство Министерства обороны. А то, что они слушают, только доказывает, что эти люди действительно хотят изменить ситуацию в армии к лучшему.

Тот факт, что рабочая атмосфера с руководством Министерства обороны, положительно, не означает, что мы должны сидеть сложа руки и петь друг другу дифирамбы. Наоборот: если нам доверяют, мы слушаем, мы только еще больше указать на недостатки, требовать их устранения и наказания виновных.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.