«Ростислав Ищенко : девять тезисов о войне, которую мы ведем

Сегодня Ростислав Ищенко, обозреватель Миа «Россия»

27 и 28 апреля 2016 года Министерство обороны РФ провело очередной международной конференции по вопросам безопасности.
У меня была возможность принять участие в дискуссии, посвященной «цветных революций».

Времени, отведенного для основных докладчиков (5 минут), и даже больше
выступления в порядке обсуждения (1 минута) было явно не достаточно
чтобы представить более или менее цельную концепцию роли «цветных революций»
в современной политике, особенно их влияния на общую и специально —
на военной безопасности отдельных государств.

Поэтому тезис изложу свой взгляд на эту проблему. В диссертации, потому что
то, что реально вопрос о «цветных революциях» в целом и гибрид
войну можно посвятить многотомное исследование. И не факт, что тема
будут полностью исчерпаны.

Итак, первый тезис.

Тот факт, что проблемой заинтересовались военные (и в
в обсуждении приняли участие представители министерств обороны ряда
десятка государств), говорит о том, что «цветные революции»
по оценкам современных государств, а не как внутренняя угроза (сфера
интересы спецслужб и полиции), но в качестве внешней угрозы.

Кроме того, эта угроза приобрела характер военной агрессии, отражением которых является прерогативой вооруженных сил.

Второй момент.

Цветные революции как элемент современной гибридной войны
стали актуальными не только потому, что прямое противостояние ядерных держав
стало невозможным из-за взаимного гарантированного уничтожения.

Различные сценарии ограниченной ядерной войны или военных
столкновение крупных держав с применением неядерного оружия
обсуждалось ранее, сейчас считаются.

Если ядерное оружие есть в арсеналах, поэтому возможный военный конфликт с ней
использовать, и Генеральный штаб обязаны были планы на что-то вроде этого
конфликта.

Цветные революции были ответом на политический тупик позиционирования,
в результате формируются как на уровне цивилизованных
Объединенных Наций, так и на уровне международного права взгляды на войну как на
недопустимые средства решения политических проблем.

В результате, политические и моральные издержки государства,
развязыванию военных действий, даже если абсолютное преимущество в мощности и
средства позволили завоевать в кратчайшие сроки и практически без
потери были выше материальных и политических выгод от
установить контроль над территорией противника.

Блицкриг, не говоря уже о затяжной кампании, что стало невыгодно.

 
Третий тезис.

Цветная революция-это не там, где образуются внутренние
предпосылки для изменения режима (классическая революционная ситуация), и
где есть внешняя сила, которая заинтересована в установлении его
фактический контроль над государством и потерпевшим. Цветная революция
невозможно без внешнего вмешательства.

Если страна запускает механизм цветной революции, так она
подвергшихся агрессии. Вопрос об определении агрессора, как правило, не вызывает
проблемы. Вместе с тем, в рамках современного международного права правильно
чтобы доказать, что его агрессивные намерения (неважно, насколько очевидными они ни были)
невозможно.

Агрессор всегда объяснит даже его открытого вмешательства в
внутренние дела государства-жертвы из гуманитарных соображений, а также
защита прав человека. Напомню, что по Хельсинки
соглашений (в рамках СБСЕ, которые и были нормы ОБСЕ и
ООН), защита прав человека не может быть исключительно
внутреннее дело любого государства.

Четвертый тезис.

Однако, агрессор должен узаконить свои действия перед мировым сообществом.

Таким образом, это, как правило, стремится получить мандат на прямых
вмешательства со стороны ООН или ОБСЕ, или, в крайнем случае, для формы
официальное Международная коалиция из нескольких десятков государств
для маскировки агрессии из-под палки «антинародный режим»
соответствии с международными стандартами.

Пятый тезис.

Это накладывает определенные ограничения на Формат государства,
возможность использовать механизмы цветных революций.
Государство-агрессор должно иметь не только абсолютный военный
превосходство над страной-жертвой (этот пункт не обязателен,
хотя и желательно).

Он должен обладать необходимой и достаточной политической и
дипломатические возможности для международного-юридического сопровождения
его вмешательства.

Шестой тезис.

Как любая война или военная операция, цветная революция, внимательно
спланировано и подготовлено. Причем в нескольких вариантах, в зависимости от
уровень сопротивления государства-жертвы. Идеально подходит
капитуляцию или предательство национальной элиты. Это наименее дорогой
во всех отношениях.

Таким образом, все ресурсы жертвы государства, включая политическую систему
и административной вертикали, могут сразу использоваться
агрессор в своих геополитических интересах. Если национальные
элита не идет на безоговорочную капитуляцию, то используется метод «мира
уличные протесты».

Упрямый элитные силы для передачи энергии к более сговорчивым коллегам
с помощью давления улицы, ставя его перед выбором: уйти добровольно или
пытаться подавить протесты, рискуя появление «случайных» жертв
которые дадут возможность вызова режима «кровавой и диктаторской»,
обвинять его в «жестокости полиции» и заявить о потере его
фактическая легитимность.

Если вариант мирного давления не проходит, он в течение нескольких
недель или месяцев (в зависимости от ситуации и силы режима
жертва сменяется возможностью вооруженного переворота.

В этом случае режим должен выбрать между капитуляцией и
неизбежными жертвами вооруженного конфликта, который может быть вычислен
в десятки, и даже сотни.

Одновременно с подключением опции «мирный протест» и
вооруженный переворот-это государство-агрессор организует политические и
дипломатической изоляции жертв режима. Если вооруженный переворот в
столице не проходит или не достичь цели, активируется опция
гражданской войны.

В этом варианте государство-агрессор заявляет законной власти
незаконнорожденный, признает «повстанцев» и начинает поставлять их
политическая, дипломатическая, финансовая, материальная, а потом
военной помощи.

Наконец, если гражданская война заходит в тупик или повстанцы
начиная снимать побои, можно осуществлять прямую агрессию (под
гуманитарными предлогами). В мягкой версии, оно ограничено
создание бесполетных зон и прокачки оружия повстанцев (в том числе
тяжелые).

В жестком варианте-это вторжение на чужую землю
силы обычно бывают скрытые (под видом «добровольцев» или
осуществляют силы специальных операций).

Седьмой тезис.

Как видите, несмотря на формальный мир, технология и
для ознакомительных целей цветную революцию, на самом деле его успех
гарантируется присутствие за спинами дипломатов и журналистов
вооруженные силы, способной в случае необходимости для подавления
сопротивление национальных элит, даже если она решит бороться до
конца.

Вовлечение в этот вариант мы видели в Ираке, Сербии, Ливии. Только в Сирии, он не смог. Однако при этом возникает существенный новый момент. На втором
весы (в поддержку законной власти были подвергнуты цвет
агрессия стране) были брошены ресурсы, в том числе военных, второй
сверхдержавы.

Ситуация была переброшена из «цветной революции» в режиме
прямого военно-политического противостояния сверхдержав, характеристика
за время корейской и Вьетнамской войн.

То есть, отпала необходимость в прохождении цвет
революция в как минимум одном варианте, условие абсолютной
политической, дипломатической, экономической, финансовой и военной
преимущество государства-агрессора над страной-жертвой.

Следовательно, восьмой тезис.

Цветной революции не может быть остановлен ни консолидации элиты
потерпевший (он просто перейдет к следующей фазе), или готовность
силовики выполнять свои обязанности (рано или поздно они будут
обедненный), ни эффективной работе национальных средств массовой информации (они будут раздавлены
огромный технологический потенциал агрессора).

Готовность государства-жертвы к сопротивлению агрессии
необходимым, но не достаточным условием для блокировки механизмов
цветная революция.

Прекратить продолжающееся цвет агрессии может быть только поддержка властей
жертвы, со второй сверхдержавой, способной равных
чтобы противостоять агрессору во всех аспектах противостояния на всех
платформ и с использованием любых средств.

Таким образом, девятый тезис и вывод.

Современные цветные революции являются отдельные операции
глобального противостояния сверхдержав. Также корейский, вьетнамский и
другие войны (50-90-е годы прошлого века) часто были
элементы столкновение СССР и США на чужой территории.

Современные цветные революции, как один из видов гибридной войны
элементы столкновения России и США. Это война. Новый взгляд
войны. Не война, как продолжение политики другими средствами (для
Клаузевиц), и цвет технологии как продолжение войны другими
значит.

Эту войну мы начали, прежде чем понял, что мы находимся в
состояние войны. Как это часто бывает с нами, и мы начали с поражений
90-х годов, но взял себя в руки, научилась воевать и в последние два года
успешно борется.

Автор : Ростислав Ищенко

Комментирование и размещение ссылок запрещено.