«Попытки вашего губернатора вмешиваться в дела ОНФ меня удивляют и забавляют». Сопредседатель «Народного фронта» Александр Бречалов о давлении глав регионов, иностранных агентах и списке на выборы-2016

Другиe нoвoсти пo тeмe:Брeчaлoв: у OНФ нeт спискa губeрнaтoрoв нa oтстaвкуБрeчaлoв: У Нaрoднoгo фрoнтa нeт цeли oтпрaвить в oтстaвку министрa или губ …OНФ плaнируeт прoвeсти в 2016 гoду нeскoлькo мeжрeгиoнaльныx фoрумoвВoлoдин: o рaзнaрядкax в пaртияx для OНФ нa выбoрax в ГД рeчи нe идeтНa oднoм счeту: Гoликoвa oбсудилa нoвыe фoрмы сoтрудничeствa с OНФ
Сaмый яркий примeр — экс-губeрнaтoр Сaxaлинскoй oблaсти Aлeксaндр Xoрoшaвин.Мoжнo вспoмнить нaши дискуссии в прoшлoм гoду с кoмaндoй свeрдлoвскoгo губeрнaтoрa. Сoпрeдсeдaтeль OНФ и рукoвoдитeль Oбщeствeннoй пaлaты Рoссии Aлeксaндр Брeчaлoв дaл сигнaл губeрнaтoрaм. Я сoглaсeн нe сo всeми пoстaми Кoлясникoвa, нo у нeгo мнeниe, oтличнoe oт «одобрямс». Между тем в 2016 году главный приоритет ОНФ — региональная повестка. ОНФ — это единственное движение, которое возглавляет президент, человек конкретных действий: выверенных, не эмоциональных. 2016ФедеральныеФедеральный уровень Неужели [пермский губернатор] Виктор Басаргин думал, что через вмешательство «своего» сопредседателя он сможет как-то изменить ситуацию? То, что он — депутат, не мешает ему быть в штабе. — Если хочешь — вперед. Не «прикрутил».И это не звоночек, а целый колокол: на авторитете президента вы не переизберетесь, надо поднимать пятую точку и участвовать в тушении пожара острова Ольхон, решать экологические проблемы, заниматься дорогами и ЖКХ. Но это не лишает некоммерческие организации возможности получать господдержку. Как минимум, один, который будет поддерживать некоммерческие организации на селе. Но на уровне Центрального штаба это обсуждаться не будет.Самых достойных в ОНФ — из тех, кого я знаю — около ста человек. Мне важно, чтобы решения в регионе подвергались сомнениям, мне это нравится.— Как Общественная палата будет развиваться в 2016 году?— Пункт первый — это поручение рабочей группы по разработке концепции развития «третьего сектора», которую возглавляет первый заместитель главы администрации президента Вячеслав Володин. По крайней мере, из Екатеринбурга это выглядело поддержкой. На первом плане — политтехнологии: пригласить консула США, устроить пробежку до их консульства или сделать фильм с жареными фактами и ими манипулировать. Наша критика никогда не адресована главам субъектов, мы, наоборот, призываем к конструктивной совместной работе над проблемой. Один из вопросов к ней был — как у нас ситуация с иностранными агентами? Ведь, на мой взгляд, всем должно быть понятно: мы работаем не столько от официальных представителей, сколько от гражданских активистов, которые не входят в штаб. Он спрашивает меня: — Это допустимо? Это для меня более чем достаточно, чтобы не скучать. Коль наши западные партнеры этой темой так интересуются, понятно, что для них является предметом пристального внимания и точно не защиты прав человека в России. Это хорошая возможность для ОНФ увеличить свое присутствие во власти. Мы достигли такой критической массы народных экспертов, что должны им помочь реализоваться на территориях. Я надеюсь, что [спикер Совфеда] Валентина Ивановна Матвиенко проведет в ближайшее время законопроект о формировании региональных ОП [треть — от губернатора, треть — от Заксобрания, затем они выбирают треть из числа межотраслевых общественных организаций в регионе]. И если у нас возникает конфронтация с главой региона, то за кого он в этой ситуации? А почему Керри не интересуется, как у нас с поддержкой инвалидов, ситуация в области материнства и детства? Когда мы изменения в 178 ФЗ («Приватизация государственного и муниципального имущества») прокачивали в том году к «Форуму действий», Дмитрий Сазонов поехал с «Россия-24» снимать сюжет про объект, который приватизировался не по правилам. Это тоже продукт работы рабочей группы по НКО.Третье — форумы «Сообщество». Из более 220 тысяч зарегистрированных НКО 106 иностранных агентов — придавать этому огромное значение странно.Напомню, что иностранные агенты — это не статус прокаженного, а лишь правовая форма, в которой некоммерческая организация должна работать, как это принято во многих странах. Региональные власти вмешивались в выборы сопредседателей местного штаба так, что вам пришлось выехать в Пермь.— Помимо действительно большой и качественной работы, роста экспертов «Народного фронта», непрекращающиеся истории с давлением на наших активистов — тоже итог 2015 года. Поэтому эта история сама по себе глупая: от одного сопредседателя ничего не поменяется. Если ты лидер общественного мнения, то докажи это, иди в одномандатный округ и выигрывай. Ситуации с зарплатами учителей или приватизацией будут попадать в повестку «Фронта», как это и было.Я сделал свой рейтинг регионов, которые «отличились» в этом году. Их рынок небольшой, но рентабельный. Мы не просто обращаем внимание, но и даем конкретные рецепты, способы решения той или иной проблемы. С одной стороны, это показывает, что движение действительно становится эффективным, если региональная власть обращает внимание на нашу критику. Один из них должен пройти в Иркутской области по теме экологии. Во-вторых, проект «За честные закупки» превращается не просто в элемент общественного контроля, а становится сильной экспертной площадкой.Последние темы, которые мы поднимали, не просто громкие, на злобу дня, но они еще и очень глубокие. Мы и дальше продолжим выявлять, кто активен за деньги, а кто за страну и себя. После последней ротации во «Фронте» представлены 23 партии.— Сколько «фронтовиков» выдвинется?— Нет задачи их инвентаризировать, люди сами проявляют активность без информирования исполкома или сопредседателей. Но некоторые губернаторы принимали критику на свой счет и начинали входить с нами в публичную дискуссию. Но они поняли мои замечания и перестали воспринимать работу активистов как личную обиду: главное, чтобы людям жилось лучше.— На днях мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман заявил, что он будет участвовать в губернаторской кампании, если Евгений Куйвашев пойдет на выборы. Информацию шлют мне напрямую: я не раз показывал количество писем в почте и сообщений в Facebook от активистов.— Какие еще приоритеты в работе ОНФ в 2016 году?— Во-первых, это акцент на региональную повестку. Эти люди могут пробовать себя на региональных выборах или в Госдуму: Михаил Паутов (Томск), Любовь Аликина (Иркутск), Яков Казацкий (Калуга), Жанна Рябцева (Екатеринбург), Анна Кузнецова (Пенза), Дмитрий Сазонов (Пермь) …— На выборы могут пойти кандидаты с неоднозначной репутацией, представляющиеся экспертами ОНФ…— Эта тема уже присутствует: у нас много самозванцев, которые сами себя назначили и мало того, даже удостоверения придумывают.— А у вас «корочек» нет?— Нет даже у сопредседателей движения. Я даже не представляю этого. Если он будет признан банкротом, то должен будет покинуть пост?— Необязательно, если предприниматель пытался честно делать бизнес, но у него не получилось. Для меня здесь ответы очевидны. Опять же, Свердловская область — это яркий пример: вашего «городского сумасшедшего», «маргинала» [блогера-патриота] Сергея Колясникова взяли в палату…— Но вы приглашали его выступать в Общественную палату, фотографировались с ним. И это здорово. Ситуацию во многих регионах оценивают губернаторы и пытаются что-то поменять. Поэтому я ни за, ни против Ройзмана, я за конкретные дела, которые направлены на улучшение жизни граждан и являются главным критерием на выборах.— А от кандидатов-«фронтовиков», которые пойдут на выборы 2016 года, вы требуете то же самое?— Это необходимое условие. Если посчитать то количество человеко-часов, которое руководство Пермского края потратило на внедрение лояльных людей в ОНФ, можно было озеленить целый район или почистить массу улиц от грязи.Такое поведение показывает то, что глава не готов к альтернативной точке зрения. Ему не мог помешать региональный штаб и исполком: он отрабатывает запрос Центрального штаба. — Собирай коллег, если выскажутся в твою поддержку, то да. В Свердловской области сопредседателем штаба является Николай Косарев, депутат Гордумы Екатеринбурга, который все больше сращивается с муниципальной элитой.— Мы не можем дать этому сращиванию правовую оценку. Но, с другой стороны, это показывает, к сожалению, уровень IQ тех, кто так реагирует на нашу работу.Вопросы, которые поднимает «Народный Фронт», лежат исключительно в логике «майских указов» президента и направлены на улучшение жизни людей. Как на штабы «Фронта» идет давление со стороны региональных властей, мы видим на примере Пермского края. Если его деятельность не дискредитировала ни его, ни ОНФ, и он эффективно работает, то не вижу препятствий для продолжения работы. Хотя есть исключение — глава республики Крым Сергей Аксенов. В нем вы занимаете первое место в разделе «Лидеры». Такая деятельность противоречит работе «Фронта».Естественно, никто не будет вице-губернатора звать в ОНФ. Например, «Справедливая Россия» активно зазывает в свои ряды краснодарского активиста Даниэля Башмакова. Либо они заслуженные профессионалы в своей сфере.— Например, глава челябинского исполкома ОНФ Денис Рыжий — сейчас фигурант дела о банкротстве.— Да.— У него масса долгов, бывший партнер по бизнесу начал в челябинском арбитраже процедуру банкротства. «Народный Фронт» отказался от активной критики губернаторов, и теперь, предположу, губернаторы начали проверять движение на прочность?— Мы не ставим себе задачу отставить того или иного губернатора. Инсинуации будут, но мы их будем пресекать.— А какие критерии сформировались для руководителей штабов «Народного фронта»?— Они понятные для руководителей и штаба, и исполкома. Как от этого предохраняться?— Этого не нужно избегать, надо всем давать площадку. Деталей я пока не знаю: есть ли там состав преступления?— На примере Перми вы демонстрировали, что руководители штабов ОНФ не должны быть аффилированными с местными властями. Региональные штабы могут стать готовыми площадками для организации кампании и подготовки кандидатов.— Штабы не будут задействованы под выборы ни в коем случае. Поэтому в 2016 году будет большое количество региональных форумов. На чем она будет строиться, кто из «фронтовиков» пойдет в Госдуму и как «городские сумасшедшие» попадают в общественные палаты — в большом интервью Александра Бречалова «URA.Ru».— Если в 2014 году самым интригующим трендом в работе ОНФ можно было назвать отставки губернаторов, конфликтующих с движением, то в 2015-м ситуация повернулась наоборот. Это люди, которые проявили себя в формате общественного деятеля. Не все они имеют статус в движении, многие являются экспертами. С другой стороны, мы должны сделать качественный документ, дорожную карту для развития «третьего сектора», потому что вопросов очень много.Пункт второй — должны появиться новые грантооператоры. Как вы видите из Москвы эту историю?— Если бы Евгений Ройзман вступил на пост главы города, пообещал людям десять пунктов счастливой жизни и исполнил их, то было бы здорово. В лидерах, безусловно, Пермский край, власти которого пытались показать, кто на территории хозяин.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.