«Почему я за Трампа»


фoтo: youtube.com

Диeрaрxия в Бeлoм дoмe?

Пoслушaв oппoнeнтoв-aнтaгoнистoв, дaжe eсли тoлькo чeтвeрть из тoгo, чтo oни глaгoлят друг o другe, прaвдa, рукa нe пoднимeтся прoгoлoсoвaть ни зa oднoгo из этиx бeзoбрaзникoв: пo жизни — oднoгo (Дoнaльд Трaмп) и в пoлитикe — другoй (Xиллaри Клинтoн). Вoт гдe крoeтся мeжду ними кoрeннoe рaзличиe: Трaмп никaк сeбя в пoлитикe eщe нe прoявил, зaтo пo жизни нaпoртaчил — мaлo нe пoкaжeтся, тoгдa кaк нa Клинтoн xoть пo жизни тoжe прoбы нeгдe стaвить, oднaкo нe любят ee нe тoлькo зa чeрты xaрaктeрa либo пoступки-прoступки, нo прeждe всeгo зa никaкую — этo в лучшeм случae, a в xудшeм — зa ущербную, провальную, а то и преступную политику на посту госсекретаря. Впрочем, автор придерживается известного мнения, которое не кажется мне парадоксом: ошибка хуже преступления. В политике — безусловно. Другое дело, что ошибка может обернуться и преступлением, как, например, убийство американского посла со товарищи в Бенгази.

Вернемся, однако, к Трампу, чтобы поставить все точки над ё. Кто спорит, хватать неподобающим образом женщин, как осьминог, за все части их невинных тел, включая те самые, — нехорошо. Но, во-первых, это высказано нашим вуменайзером в теоретическом, так сказать, аспекте, в частном к тому же трепе, — типичный мальчишник, не более того (я о магнитофонной записи). Остальное — табунчик престарелых, давно «вышедших из употребления» дам, вспоминающих «дела давно минувших дней, преданья старины глубокой». Почему они помалкивали до сих пор, с чего бы вдруг ударились в интимные воспоминания, да еще хором, именно сейчас, когда косяком каждый божий день пошли разоблачения Клинтонов и клинтонистов на WikiLeaks? В качестве отвлекающего маневра? Ставлю риторический вопросительный знак, хотя по смыслу следовало точку.

Это во-вторых.

А в-третьих, касаемо мужской тактики по убалтыванию женщин… Один способ — дать волю рукам. Ну, скажем, приобнять женщину, дотронуться до ее эрогенных зон. По мне, такая стратагема куда как более пристойна и достойна, чем предлагать даме или девице интим, достав «из широких штанин дубликатом бесценного груза» — нет, вовсе не молоткасто-серпастый советский паспорт. И делать это не где-нибудь, а в эпицентре мира — в Овальном кабинете Белого дома, в который владелец своего «бесценного груза» надеется снова въехать на плечах своей измученной предвыборной борьбой жены. В качестве кого? Первой леди мужеского пола? Первого джентльмена?..

Это что! Балованное, капризное, распущенное 36-летнее белодомовское дите Челси Клинтон, от которой стонут те, кому с ней приходится работать в их семейном фонде, будто бы заявляет во время производственных конфликтов: «После мамы президентом буду я!» Одна сотрудница после такого разговора с Челси пыталась даже кончить жизнь самоубийством путем утопления в океане. Клан — в гипотетической перспективе — еще тот…

Окромя похабели за Трампом других грехов не водится, да?

Такое у меня ощущение, что весь этот отлично срежиссированный и оркестрованный антипиар против Трампа постепенно сдувается — хоть его и продолжают подкачивать, но до выборов вряд ли дотянет. А в том, что он организован и проплачен, теперь уже нет никаких сомнений, коли были, оказывается, смелые леди, имевшие мужество отказаться от участия в этом женском параде, несмотря на уговоры и посулы. И не только леди.

Взять, к примеру, эфирного хулигана, скандалиста и похабника Говарда Стерна, популярность которого зашкаливает: его любит и ненавидит вся Америка — 50 на 50. И еще один полтинник, имеющий прямое отношение к нашему драйву: Говард Стерн взял с полсотни интервью у своего друга Дональда Трампа, а уж там похабели про баб — немерено. Так вот, в последние недели, когда новости о пикантных непристойностях Трампа шли по нарастающей, в ритме крещендо, на Говарда Стерна оказывалось неимоверное давление, чтобы он запустил в эфир хотя бы дайджест тех программ с отобранными изюминками, чтобы политически убить Трампа окончательно. Тем более, Стерн по партийной принадлежности — демократ и публично поддерживает Хиллари Клинтон.

«Да, он любит поболтать о бабах, оценивая их по шкале от единицы до десяти, — говорит Стерн, — но делает это единственно, чтобы развлечь (entertain) аудиторию. Было бы предательством пустить эти записи в эфир заново, когда Трамп подвергается таким атакам».

Короче, эпатажник и безобразник Говард Стерн оказался морально на высоте и отказался участвовать в этой групповщине — очернительной кампании по дискредитации республиканского кандидата в президенты.

Вот что меня еще удивляет. Почему никто не обращает внимания, что такая зацикленность клинтонистов и СМИ на амурных высказываниях и жестах Дональда Трампа парадоксальным образом свидетельствует в его пользу: им просто больше нечем крыть, другой «компры» на него они не накопали, вот и талдычат об одном и том же, уже не развлекая, а утомляя публику.


фото: youtube.com

К тому же возможен и даже неизбежен обратный эффект по принципу: мне сказали — я поверил, повторили — стал сомневаться, а на третий раз понял, что ложь. Неужто у Клинтон и ее команды больше ничего не припасено про запас? Тогда как из WikiLeaks продолжает капать, а капля долбит камень, тем более Хиллари Клинтон не каменная — отнюдь. Можно только посочувствовать этой старой, больной, еле живой женщине, которая ведет свою кампанию на последнем дыхании, чтобы не сказать — издыхании, а не измываться над ее здоровьем, как это делает нагрянувший хам Дональд Трамп. Ладно, пусть будет слон в посудной лавке, тем более это супер-пупер-мстительное животное — символ республиканской партии.

Что осталось от нашей Железобетонной леди?

Вот что по-человечески важно и что никто почему-то не делает: поставить себя на место каждого из этих двух политических фигурантов. Каково им на финишной прямой беспрецедентной, на измор, гонки за Белый дом? Ну да, по Станиславскому: путем перевоплощения, а не отстранения.

Ту же Хиллари взять. Когда она только начинала, восемь лет назад, свое восхождение к зияющим высотам высшей на земле власти, ее на манер Маргарет Тэтчер называли железной леди. По аналогии: Железный Феликс, Tin Woodman (которого по-русски именуют Железным Дровосеком), Człowiek z żelaza покойного Анджея Вайды — все они на поверку оказываются не такими уж железными. Я взял тоном выше и покруче, назвав тогда Хиллари Клинтон железобетонной леди, хоть и добавил на всякий случай: мы знаем, как закалялась эта сталь… Было это восемь лет назад, когда дорогу ей перебежала черная кошка — прошу прощения за невольно политнекорректный каламбур — Барак Обама. Да еще припомнил в той давней своей статье историю с моим любимым шотландским писателем Стивенсоном. Когда тот был маленьким мальчиком, он как-то сказал: «Мама, я нарисовал человека. А душу тоже рисовать?» Кто знает, кто знает: чужая душа — потемки.

Тогда Хиллари в самом деле выглядела жестоковыйной и каменносердной женщиной. Сердце, может, и не каменное, но воля железная, глаза сухие, не из плакс: гордая, самоуверенная, не знающая сомнений, вела себя по-королевски. Еженедельник «Ньюсуик», помню, опубликовал сопоставительную статью: Хиллари Клинтон как нашего гипотетического президента — с английской королевой Елизаветой, но не Второй, а Первой, опираясь на фильм, где ее сыграла Кейт Бланшетт. Два портрета, один против другого: реальная Хиллари и вымышленная Елизавета. Обе — ледяшки и больше похожи на роботов, чем на женщин. Здесь про таких говорят: «bionic women».

И что с тех пор осталось от той сухоглазой, крепкой, мужеподобной по характеру женщины? Физически и эмоционально Хиллари Клинтон сдала и изменилась до неузнаваемости. Старость к ней подкралась преждевременно: она выглядит дряхло даже для своего почтенного возраста, подолгу исчезает из поля зрения (на целых пять дней перед последними дебатами, подготовка к ним — только отговорка), а во время дебатов (это видно невооруженным глазом) держится только благодаря лекарствам и допингам, да и то в полуобморочном состоянии. Особенно это видно не когда она говорит, как заводная кукла из оффенбаховых «Сказок Гофмана», но когда молчит: Господи, какая мука у нее на лице, скорей бы это кончилось — единственная ее мысль. Со страхом думаешь: дотянет ли до конца дебатов? до конца избирательной кампании? до выборов? А если ее изберут — до инаугурации, потому как все силы у нее уходят на эту кампанию.

А хватит ли у нее сил на президентствование?

Задаю этот вопрос, в отличие от Трампа, без всякого злорадства, а с одним только, поверх идеологических и политических барьеров, чисто человеческим сочувствием:

И нам сочувствие дается,

Как нам дается благодать…

До чего безжалостно, бесчеловечно действует сейчас американская политическая система! Хиллари бы в койку, на покой, на пенсию, но нет, нельзя: она ставленница не только своей партии, но и всего либерального истеблишмента, а потому должна добежать, дойти, доползти до финиша — живая или мертвая, без разницы.

Один против всех, все против одного

Мне легко представлять себя на месте Хиллари Клинтон еще и потому, что мы приблизительно — плюс-минус — одного с ней возраста. Как, впрочем, и с Дональдом Трампом, хотя он держится, в отличие от нее, молодцом — тьфу-тьфу, не сглазить!

Однако и ему есть в чем посочувствовать. Как Хиллари давно уже не та железная леди, даже если была ею когда-то, так и Дональд — вовсе не такой тефлоновый человек, каким представляется и хочет выглядеть с виду, что ему все как с гуся вода и брань на вороту не виснет. Еще как виснет! За всей его публичной бравадой видна растерянность уязвимого с детства человека. Словами Пастернака: «О, знал бы он, что так бывает, когда пускался на дебют», — не уверен, что Трамп пустился бы во все тяжкие предвыборной борьбы.

Если за старой и больной Хиллари Клинтон стоит весь политический и культурный истеблишмент — от Уолл-стрита, СМИ и всей белодомовской рати во главе с Бараком и Мишель Обамами до Голливуда, Бродвея и нобелевских лауреатов всех мастей, то, соответственно, все они против Дональда Трампа, включая его собственную партию, а он один-одинешенек со своей семьей, несколькими лоялистами (не путать с роялистами!) да Джулианом Ассанжем с его WikiLeaks. Заговор или не заговор, травля или не травля, но за ним одним идет охота, а охота пуще неволи.

Уж коли начал с Шекспира, то им и кончу. Нет, не могу повторить вслед за умирающим Меркуцио: «Чума на оба ваших дома». Потому как у тогдашних Монтекки и Капулетти равные приблизительно силы, а здесь — один против всех, и все против одного.

Потому хотя бы я за этого одного, что он оболган, преследуем и гоним, поверх моих политических, идеологических и вкусовых разночтений, с парвеню и эгоцентриком Дональдом Трампом. У него «мильон терзаний», как у Чацкого, чью сторону я тоже беру: хоть он анфан террибль и возмутитель спокойствия, но круговая, мафиозная порука фамусовского общества — в разы страшнее и гаже.

Владимир СОЛОВЬЕВ, Нью-Йорк.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.