«Обычные люди могут делать что угодно»: хроника последних дней августовского путча


фото: ru.wikipedia.org

21 августа 1991 года

00.00. Столкновение патрульной армии с демонстрантами, солдаты стреляли поверх голов. «Никто из зрителей или внутри здания не поняли, что произошло. Дело дошло до того, что Белый дом, выйдя из человека, я вошел в большой кабинет и что-то сказал, и скоро пришел еще один и сказал, противоположные вещи», — говорит Александр Осовцов. — В эти дни была напряженной. Такое ощущение, что штурм может начаться в любое время, мы были сосредоточены и готовы к нему».

00.30. В районе Белого дома началось движение войск. Протестующие попытались остановить колонну бронетехники в тоннеле на пересечении Садового кольца и Нового Арбата. Погибли трое защитников Белого дома — Дмитрий Комарь, Владимир усов и Илья Кричевский.

«Моя личная реакция была: они начали кровоточить и теперь его не остановить», — сказал Осовцов.

Примерно в то же время, пехотинцы вошли в здание радиостанции «Эхо Москвы» и вынудили журналистов прекратить передачу. «Это числа 19, это было трудно воспринимать колонны танков, идущих на Белый дом, — пишет политик. И в 21: электронное количество событий, таких как нападение на «Эхо Москвы», уже рассматривается как часть переворота, а не шок был. Понятно, почему мы создали «Эхо Москвы» и как он передается. И понятно, что они хотели послать, чтобы остановить».

«Я был в здании Верховного Совета, в моем кабинете, мы создали штаб движения «Демократическая Россия» и координируемых из ниже: звонит, распространять документы, — говорит Лев Пономарев. — Как только мы узнали, что «Эхо Москвы», было принято военно-морским флотом, мы отправили много людей, которые помогли отбить нападение».

02.30–с 04: 30. На Лубянке состоялось совещание с участием Председателя КГБ Владимир Крючков, секретарь ЦК КПСС Олег Шенин, заместитель министра обороны СССР Валентин,. Генерал Борис Громов, и около 20 высших руководителей КГБ. Громов сообщил, что внутренние войска при штурме Белого дома не будет участвовать.

Командующий ВВС СССР, Евгений ее предложил министр обороны СССР Д. Язову вывести войска из Москвы и государственный переворот «объявить незаконным и разогнать».

«Я думаю, что отказ армии от штурма Белого дома, мы хотели бы поблагодарить трех погибших», — сказал Лев Пономарев. — Тогда все поняли, что кровь была пролита, и если его не остановить, кровь будет литься и дальше. Их жизни удалось не допустить кровопролития».

«Когда спустя 2-3 часа, после того, как люди, которые умерли в нападении, я с самого начала было ощущение, что он не имеет и не начнется, — говорит Александр Осовцов. — Но если решения чем мы узнали только через 2 часа».

05.00. На заседании правления Язов отдал приказ вывести войска из Москвы. Войска начали уходить из Белого дома.

10.00. Верховного Совета, возглавляемого Русланом Хасбулатовым обратился к вице-президенту СССР, руководитель ГКЧП Геннадий Янаев с требованием отменить все решения ГКЧП, а ГКЧП признать незаконным образованием.

17.00. Янаев подписал указ, в котором объявил ГКЧП был распущен, и его решение является недействительным.

22.00. Генеральный прокурор Российской Федерации Валентин Степанков выдал ордер на арест бывших членов ГКЧП.

«Может быть, я был в толпе сторонников более жестких мер», — сказал Осовцов. Но арест был явно прав, надо было провести расследование и не было никаких разногласий».

22 августа 1991 года

00.04. Президент СССР Михаил Горбачев вернулся в Москву. «В этот момент стало ясно, что путч подавлен, говорит Осовцов.

11.00. Первые допросы арестованных членов ГКЧП. Язова и Крючкова раскаялся в содеянном.

12.00. Перед Белым домом прошел двухсоттысячный митинг победы. Ельцин пояснил, что решение объявить новый трехцветный флаг России. Память погибших почтили минутой молчания. Праздник продолжался до вечера. Ночью сняли с постамента памятник Дзержинскому на Лубянской площади. Александр Осовцов, в удалении памятник имел несколько значений. «Многие протестующие хотели зайти в здание КГБ, — сказал политик. Но многие из нас думали, что это должно быть сделано, кто будет поджигать, сжигать архивы, и мы надеемся, что это будет важным следствием этого станет следующей жертвой. Следовательно, существует возможность, чтобы поощрить всех, чтобы убрать памятник Дзержинскому. В то же время, и это выглядело очень интересный персонаж: было ясно, что это одна из главных опор режима, который был свергнут. Было ясно, чтобы встать во главе КГБ Крючкову является одним из главных участников государственного переворота».

Оценка событий

Александр ОСОВЦОВ:

«Выводы по стране, я не смею, но для себя я формулирую следующие выводы. Простые люди, если у них хватит воли и смелости, могу сделать практически все. Такие случаи, когда люди выходят на площади, и все изменится в 3 дня не так часто бывает в истории, в России их можно пересчитать по пальцам одной руки. Но они есть. И, как показывает опыт, предсказать когда это произойдет невозможно. И никто не должен забывать, что, ни те, кто, когда ГКЧП, считаю, он будет идти вниз в истории, ни тем, кто имеет возможность войти в нужное время, чтобы изменить историю».

Лев Пономарев:

«Главный вывод побежден организованные люди. Когда значительная часть москвичей были политизированы, и оказалось, что она не хочет, чтобы коммунисты и хотят демократических преобразований. После того, как люди вышли на улицу, Горбачев перестал использовать оружие, чтобы предотвратить выход Литовской Республики из состава СССР. Люди использовали, чтобы убедиться, что они не объекты, а субъекты истории, к тому, что массовые акции, которые могут повлиять на ход истории».

Смотреть видео об «ошибке ГКЧП, 25 лет спустя: как не совершить госпереворот»

Комментирование и размещение ссылок запрещено.