«НАТО: «агрессию России» как смысл существования

НАТО: «агрессию России» как смысл существования

Геворг Мирзаян

«Эксперт Online»

Николай Лазаренко/ТАСС

В Варшаве завершился двухдневный саммит лидеров стран-членов
НАТО. Высокие Договаривающиеся Стороны решили, как Союз действовать в
термины изобрели или создали свою собственную реальность.

Давать деньги

Как ожидается, главной темой саммита стала так называемая «русская
опасный». По мнению российских политиков, лидеров Альянса прекрасно
понимаю, что нет такой угрозы, но эксплуатировать образ «агрессивной
Россия» для реализации конкретных задач. «НАТО просто использует
ситуация выкачать больше денег, чтобы сделать страны-члены Альянса
Шелл, как и в последние годы, они не хотят поднять
расходы на оборону», — заявил первый заместитель председателя Комитета
по международным делам Совета Федерации Владимир Джабаров.
Действительно, не все страны-члены НАТО тратят на оборону 2%
ВВП – сумма, которую они обещали в Вашингтон. Однако говорить о
Российская угроза идет не только в США может
тратить меньше средств на содержание Альянса. Ведь, если честно
чтобы признать, что Россия не представляет угрозы для западного мира, в
А «Б» должен сказать, что НАТО больше не нужен. И в случае
роспуск организации или даже разбавляя, США потеряют не только
существенными инструментами контроля над Европой, но и прекрасным
механизм для подключения европейских стран в своих политических и военных
приключения. Американцам нужна НАТО, а значит, нужна и «агрессивной России»
как смысл существования Альянса.

Защищен…

Конечно, формально такое позиционирование России нет
признать. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявил, что Россия больше не
является стратегическим партнером Альянса, но, с другой стороны, не
является его врагом. Подход НАТО к отношениям с Россией
двуединый – сочетание «прочную оборону» и «конструктивный диалог».

Очень интересное заявление. Формально, трудно не согласиться с
Генеральный секретарь подход к любой зарубежной страны должны объединить силы
подход (по крайней мере, демонстрация власти) и готовность к проведению
конструктивные переговоры на все доступные темы. Однако вопрос
тот факт, что западные страны вкладывают в эти понятия. Например, если
под «сильную оборону» означает передачу в Польшу и Прибалтику
несколько батальонов НАТО, то Москва, конечно, будет возражать,
возмущаться и принимать символические ответные действия, но не будет
рассматривать это как нарушение статус-кво и причиной эскалации. Все
понимаю, что а) в Балтийском регионе Российской Федерации
действительно есть серьезные технические, кадровые и логистические
превосходство над силами Альянса и б) само смешение не военный, но
политическое значение, призванное успокоить встревоженных слишком элитный
В Восточной Европе, и в то же время усилить контроль над ними со стороны США.
Примерно такая же ситуация намного сложнее. Москва рассматривает возможность размещения
сегмент системы противоракетной обороны в Европе в качестве средства
обороны, и как шаг к подрыву концепции ядерного сдерживания ключ
фактором глобальной стабильности. И если НАТО официально поступит в
система сдерживания Российской Федерации (посетило ряд европейских и американских
политиков, призывающих сдерживания «превентивной обороны»), затем
эскалации ситуации практически неизбежны. К счастью, видимо, пока
Альянс решил не идти на такой радикальный шаг.

… и поговорить

Что касается конструктивных переговоров, Москва, от них и
отказано. Этот союз был прерван диалог с Россией после крымских событий, и
Россия, в свою очередь, никогда не будут удалены из предложения Таблица
совместное укрепление безопасности в Европе (в частности,
предложение о создании пространства безопасности от Лиссабона до
Владивосток). Кроме того, ряд тем для переговоров
значительно расширились. В итоговой декларации Варшавского саммита стороны
отмечать создание так называемой «дуге нестабильности», протянувшейся от России
в Северную Африку. И все точки нестабильности на юге Крыма, в результате
обеспокоенность Брюсселя, одновременно тревожным и Москве.
Поэтому вполне логично, что стороны должны поддерживать конструктивный
переговоры на эти темы.

Однако проблема в том, что такой диалог, не говоря уже о совместных действиях с Россией, Брюссель не готов. «Мы
по-прежнему рассчитываем на конструктивное сотрудничество с Россией, как
только ее действия делают его возможным», — говорится в итоговом
Декларация Варшавского саммита. То есть, в переводе на русский язык,
когда по урегулированию украинской ситуации. То есть в обычный
Русский язык, конструктивного сотрудничества ждать не следует, потому что
НАТО должны сначала признать, что Минский процесс нарушается не Москва, а
Киев.

Видимо, у Альянса нет понимания, что делать с
Украина. Некоторые члены НАТО предлагают сделать интеграцию в Киеве
структура Альянса, другие, которые сохранили чувство и
выживание – понять бессмысленность и опасность углубления
сотрудничество с нынешним украинским режимом, но и бросают его и не хочу.
В конце концов, украинский козырь в Европейский покер
с Россией. В конце концов, был достигнут компромисс – Петро Порошенко
участие в саммите не дает никаких гарантий безопасности
НАТО, но его кинули кость в виде переговоров о статусе
«особым партнером» НАТО. Теперь вопрос, какая будет
содержание этого «особого партнерства».


Комментирование и размещение ссылок запрещено.