«Есть решение суда»: Путин резко ответил на просьбу освободить Сенцова


фoтo: Нaтaлия Губeрнaтoрoвa

Читaйтe мaтeриaл: Кoнстaнтин Рaйкин нa съeздe СТД oбвинил влaсти в идeoлoгичeскoм тeррoрe

Нынeшнeму зaсeдaнию прeзидeнтскoгo сoвeтa пo культурe и искусству прeдшeствoвaлa бурнaя дискуссия o вoзврaщeнии цeнзуры. Спускoвым крючкoм для ee нaчaлa пoслужили нaпaдки тaк нaзывaeмoй пaтриoтичeскoй oбщeствeннoсти нa якoбы чуждыe русскoй культурe явлeния —   фoтoвыстaвку в стилe «ню» в стoличнoй гaлeрee и спeктaкль «Иисус Xристoс — супeрзвeздa», кoтoрый пытaлись пoкaзaть в Oмскe. Выстaвку, кaк извeстнo, oблили мoчoй. A спeктaкль зaпрeтили. Пoслe этoгo дирeктoр «Сатирикона» Константин Райкин публично заявил об опасности борьбы с инакомыслием под прикрытием таких высоких слов, как «патриотизм», «Родина» и «высокая нравственность». При этом артист посетовал, что власть   дистанцируется от «безобразных посягательств на свободу творчества», а представители Минкульта — в частности, первый зам министра Владимир Аристархов — и вовсе разговаривают с деятелями культуры сталинским лексиконом. Выступление Райкина задело за живое многих неравнодушных, причем по разные стороны баррикад. В дискуссии приняли участие байкер Хирург и пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков, заявивший, что цензура недопустима, но государство, давая деньги, вправе высказывать деятелям культуры свои пожелания.

Сам президент после месяца молчания счел общественное противостояние на почве нравственных ценностей настолько важным, что упомянул о нем в четверг в своем послании к Федеральному собранию. Путин подчеркнул, что простые граждане объединились вокруг патриотических идей в добровольном едином порыве. Поэтому, те, кто считает себя «более продвинутым, интеллигентным и умным», должны с уважением относиться к их чувствам и выбору. «Жонглируя красивыми словами и прикрываясь рассуждениями о свободе, нельзя оскорблять чувства других людей и национальные традиции», — заявил ВВП. Тогда же он анонсировал, что вопросы, вызывающие широкий общественный резонанс, будут подняты на ближайшем заседании совета по культуре. Но не в плане разбирательства, кто прав, а кто виноват. А для осознания взаимной ответственности и поиска консенсуса.

Впрочем, главных зачинщиков на обсуждение в Санкт-Петербург не пригласили. Министерство культуры на совете представлял Владимир Мединский, театральную общественность —   Валерий Гергиев,   Валерий Фокин и Евгений Миронов. Именно ему по случаю недавнего юбилея президент решил первым предоставить слово, отметив, что хотя принцип свободы творчества остается незыблемым, любая свобода подразумевает ответственность. «В самой творческой среде должна быть определена грань между циничным оскорбительным   эпатажем и творческой акцией», — заявил ВВП.

Евгений Миронов не стал скрывать, что перед заседанием совета у театральных деятелей состоялась встреча с первым замглавы АП Сергеем Кириенко, где каждый имел возможность высказать свое мнение по наболевшим вопросам, после чего была выработана общая позиция, которую он уполномочен доложить президенту.   Участники дискуссии, рассказал актер, считают, что уровень художественной культуры в провинции сейчас превышает общий культурный уровень — в том числе чиновников, уполномоченных   принимать решения в этой сфере. «В этом нет ничего страшного. Но если что-то непонятно, должен рождаться диалог, а не гневные окрики», — заявил Миронов, указав, что опасения деятелей культуры связаны не только с   произволом чиновников, которые запрещают неугодные им спектакли и выставки, но и хулиганскими выходками так называемых активистов. «Современное искусство всегда провокативно, — отметил он, — Но   если закон не нарушен, любые оценки должны звучать в уважительной атмосфере, а общество должно полагаться на мнение авторитетных представителей культурного сообщества!» По словам актера, правоохранительные

органы не всегда готовы пресекать хулиганские действия, посягающие на свободу творчества. Поэтому деятели культуры рассчитывают, что опасения, которые сейчас ощущаются в их среде, будут развеяны на государственном уровне.

Владимир Путин решил разобраться в щекотливой теме до конца. «Назовите, кто, что и когда пытался запретить?», — потребовал он. Миронов назвал спектакль «Иисус Христос — суперзвезда», а также постановку собственного Театра Наций «Сказки Пушкина». По его словам, к нему несколько раз поступали советы доброжелателей убрать из репертуара сказку «О попе и его работнике Балде». Однако Путина намеки на неопознанных «доброжелателей» не устроили. «Я хочу понять, какие власти запретили — абстрактные или конкретные? — настаивал он, — Вот Мединский тут сидит. Он запретил?»

— Я точно не запрещал, — с негодованием воскликнул Мединский, сделав вид, что вообще не в курсе ситуации вокруг запрещенной в Омске рок-оперы, и вот прямо сейчас с помощью лежащего на столе мобильника пытается в ней разобраться. «Вообще-то, министр культуры Омска, Виктор Прокопьевич, продвинутый человек, ему бы и в голову не пришло», — бормотал он себе под нос.

— В Санкт-Петербурге сорвали гастроли «Сатирикона!» — привел еще один пример Евгений Миронов.

— Срыв гастролей — это не запрет, — парировал Путин. Он уже выслушал аргументы обиженной стороны и теперь хотел высказать свою позицию. Она, как выяснилось, заключается в том, что сами деятели культуры должны выработать четкие критерии, отделяющие свободу творчества от опасного эпатажа. «Вот, например, как в дзюдо. Там для присуждении высшей оценки броска — «иппон» — существуют   четкие критерии и не дай бог их нарушить. Судью снимут и все», — поделился   опытом президент, отметив, что нечто подобное необходимо и в творческой среде. Провинциальным чиновникам, по его словам, никто не давал указания «хватать и не пущать». Просто многие не хотят, чтобы у нас повторились трагедии аналогичные той, что произошла в Париже после публикаций карикатур Шарли Эбдо.

Валерий Фокин предложил для решения спорных вопросов, связанных с постановкой спектаклей и их гастролями, создать совет с участием членов Союза театральных деятелей и руководства Министерства культуры. А глава Эрмитажа Михаил Пиотровский призвал отвечать на агрессию и цензуру толпы, с которой также сталкивается главный музей страны, просвещением. (Тему «четких критериев» никто из присутствующих решил не развивать, понимая, что культура не дзюдо. И рекомендации президента тут вряд ли не сработают). По мнению кинорежиссера Карена Шахназарова, выслушивать неприятные вещи в лицо — это удел любой творческой личности. Государство должно следить только за тем, чтобы действия критиков не переходили в уголовную плоскость. Очень актуально в контексте общей дискуссии прозвучал совсем не риторический вопрос Александра Сокурова: «Кто защитит атеистов?» Деятельность православной церкви, в том числе в сфере культуры, слишком политизирована, считает режиссер. Власти должны   активнее защищать конституционную норму об отделении церкви   от государства.

Дискуссию о свободе творчества Сокуров перевел в неожиданную плоскость, попросив Путина проявить милосердие и освободить украинского режиссера Олега Сенцова, которому дали 20 лет тюрьмы: «Он должен со мной сражаться на кинофестивале, если у него другая политическая точка зрения, но не сидеть в северном лагере». Однако президент остался непреклонен. Он подчеркнул, что Сенцов сидит не за творчество, и даже не за свои политические взгляды, а за террористическую деятельность.

— Милосердие выше справедливости! — настаивал Сокуров, намекая, что ничего ужасно противозаконного Сенцов не совершил.

— По-христиански мы действовать в этой ситуации не можем, есть решение суда, — твердил свою правду Путин. Тем не менее ВВП признал, что вопрос чувствительный. «Буду иметь в виду», — пообещал он. И тут же обратился к режиссеру со встречной просьбой: «Смените гнев на милость —   переведите вашего «Фауста», которым уже насладились немецкоговорящие зрители, на русский язык».

Но Сокуров, как выяснилось, тоже умеет пропускать неприятные просьбы, даже если они исходят от главы государства, мимо ушей.

Слово «переведите» Путину в итоге пришлось повторить три раза. Однако положительного ответа он так и не услышал.

«У меня есть такое убеждение, что мы — российская культура — настолько значимая и обширная, что в состоянии проникать в культуру любого этноса, любой культурной среды, — наконец, сказал Сокуров, уточнив, что снимал не только на немецком, но также на французском и японском, — Сожалею, что наше телевидение отказывается показывать этот фильм, как и многие мои фильмы».

Напомним, что фильм «Фауст» был снят в 2011 году, получил несколько премий, включая «Золотого льва» Венецианского кинофестиваля, в России шел в ограниченном прокате в 2012 году. Критики не нашли в фильме добра, а также предупреждали о наличии чересчур натуралистических сцен — например, расчленения трупа, которым открывается картина.

Путин на заседании совета признался, что уже посмотрел «Фауста» на немецком языке.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.